Все публикации


22  04  2016

Sonus Faber Venere Signature - Fatto in Arcugnano!

Первая полноценная серия акустических систем появилась в ассортименте итальянской компании Sonus faber 20 лет назад и носила название Concerto. Именно в ней дебютировали первые же напольные АС этого производителя, Grand Piano. Пять лет спустя на базе этой серии была разработана и выпущена новая, Home, в рамках которой был реализован первый сабвуфер (Gravis). Дебютировавшая в январе 2005 года на выставке в Лас-Вегасе серия Domus стала на моей памяти самой продаваемой (а следовательно, и покупаемой) на тот момент в России, появившаяся 3 года спустя Toy — самой миниатюрной, а выпущенная еще через год Liuto — пожалуй что самой спорной. Представленная через три года Venere выглядела не в пример презентабельней, однако же стала первой серией Sonus faber, выпускаемой за пределами Италии.


Плохо это или хорошо? Не вижу смысла что-либо доказывать или тем более — оправдываться, достаточно вспомнить, из каких комплектующих и на каком производстве собирается iPhone, при том, что разработан он в Калифорнии. Тем не менее, флагман есть флагман (а Mac Pro, напомню, собирается в США), и старшую напольную модель Signature, которую мы протестируем, решено было выпускать в Аркуньяно.

Как сделать любой товар качественней? Правильно, использовать больше металла, в данном случае — алюминия. Вместо стеклянной опоры теперь имеется металлическая, из этого же материала изготовлены кольцевые накладки вокруг излучателей. Более того — диффузоры трех 7-дюймовых НЧ-динамиков теперь также делаются из алюминия. И еще одно существенное отличие от остальных моделей серии: порт фазоинвертора направлен вниз.

Диффузор 6-дюймового СЧ-динамика сплетен из полипропиленовых волокон, подвергнут термообработке и снабжен фазовыравнивающей вставкой. Купол твитера диаметром чуть более дюйма — тканевый. Так понимаю, что к разработке динамиков, как и в случае с серией Olympica, опять приложил руку (и голову) доктор Курт Мюллер. Частоты раздела полос — 250 и 2500 Гц, таким образом, на НЧ-диапазон приходится чуть менее трех октав, а на СЧ и ВЧ — чуть более, вполне разумное распределение нагрузки. Производитель нормирует максимальное долговременное напряжение на входе АС величиной в 22 В, с учетом импеданса это соответствует примерно 120 Вт. Варианты отделки — черный и белый лак, а также ореховый шпон (он чуть дороже), в комплекте имеются защитные сетки с магнитным креплением.

Прослушивание


Просматривая время от времени всевозможные форумы, посвященные аудиотематике, я начал замечать, что одни из самых обсуждаемых «в интернетах» акустических систем — это Sonus faber. От ранних версий «Миним» и «Аматоров» до «Аид» и «Лилий», стоящих как лимузин, при изготовлении которых используются драгоценные металлы и космические технологии. Причин для такого внимания найдется предостаточно. Во-первых, продукты из Виченцы потрясающе красивы и стильны, независимо от того, навеян ли их внешний облик пропорциями барочных инструментов или кривыми более высокого порядка. Во-вторых, довольно извилистый путь, который пришлось преодолеть компании, включает в себя такие виражи и петли, что любой другой болид давно бы вылетел с трассы, но коллектив Sonus faber продолжает демонстрировать чудеса пилотирования, не переставая выдавать шедевр за шедевром. Что, на мой взгляд, выгодно отличает итальянские системы от однотипной продукции конкурентов, опознать которые, не взглянув на шильдик, вряд ли отважится сам разработчик. Вспоминается, как А.Н. Туполев как-то сказал, что «хорошо летают только красивые самолеты». Финита. Возможно, кто-то возразит — мол, летают и некрасивые, но попробуйте представить себе мальчишку, мечтающего сесть за штурвал такого самолёта. Дудки. У мечты должны быть крылья. У музыки — душа. И эта душа должна жить в прекрасном теле.

Venere S на первый взгляд — достаточно типичный продукт от Sonus faber, ну разве что в угоду тренду изломы контуров очерчены более четко и в фактуре присутствует некая «сатиновая» шероховатость. В то же самое время, звук «Венер» услышался мне более сухим, отточенным, нежели традиционное звучание систем серий Homage и пришедших им на смену. Я помню, как исключительно волшебно Stradivari воспроизводили наигрыши JJ Cale и урчание мастеровой гитары Сантаны. Но вечные школьные хулиганы AC/DC им явно давались с трудом. Мой коллега в этом случае «прибавлял газа», пытаясь компенсировать недостаток динамики громкостью, а я потом ехал менять сожженные динамики…
С тех пор многое изменилось. Venere S рвут с места, не оставляя шанса претендентам. Они не скрывают своей родословной, и «Паяцы» в их исполнении трогают самые дальние струны души. «Карузо» Пагни по-прежнему проникновенен и великолепен, а в исполнении Далла по-настоящему обретает накал и трагизм, свойственный его персонажам. Возможно, любители heavy metal могут попытаться посетовать на недостаточно глубокий бас, но какой же он стал быстрый! Барабаны Пита Гилла из Saxon, кажется, вот-вот разнесут в клочья углы и стены, а вокал Биффа Байфорда прекрасен и магнетичен, как и полвека назад.

 

Вслушиваясь в то, как Venere S играют Paranoid, я думал, что наконец-то нашел свой Грааль. Предел моих мечтаний Cremona (первого разлива) играла рок достаточно посредственно. Что характерно, Cremona M его не играла вовсе. Казалось бы, не страшно: Россия не только родина слонов, прибежище самой читающей нации, но и вместилище концертных залов со строгими мотивами. Там рок не предусмотрен регламентом. Но что же делать, если каждый второй достает из широких штанин диск Pink Floyd, а каждый первый — альбом Dire Straits? Поэт в России — больше, чем поэт. А система, что стоит дома, непременно должна отыгрывать «Бориса Годунова», даже если на ней будут постоянно слушать панк-рок или шансон.


«Frame By Frame» порадовала отточенностью ритмического рисунка и одновременно — той степенью свободы, что позволяет нам «нырять» в музыку, не просто заполняя пространство между синапсами структурированным музыкальным шумом, но существуя внутри музыкальной вселенной, организованной по всем правилам темперированного строя.


«5 A.M.» Гилмора удивил своей отточенностью и стопроцентной органичностью. С другой стороны, чему я удивляюсь: струна для Sonus faber — больше, чем часть инструмента, больше, чем источник звука или физическое воплощение механизма затухающих колебаний.
Это краеугольный камень звуковой парадигмы, не единожды воплощенный a la naturelle в виде струн вместо обычного гриля у старших моделей. Эти струны обыгрываются от модели к модели — и каждому, кто захочет услышать, как должен звучать струнный инструмент, не помешает познакомиться с мнением разработчиков из Виченцы. Да, иногда в этом звуке присутствуют электронные эффекты, но, как мне кажется, при всем богатстве и разнообразии электронных паттернов, для Venere S — это, право, детские забавы. Знали бы вы, как «уходит» аутентичная струна животного происхождения от банальной перемены температуры и влажности. Вот струны Джона Торна и Дэнни Томпсона пытаются донести до нас стилистику северной саги, обросшей мелизмами и полифонией, столь же далекой от Средиземноморья, как и в дохристианские времена, и это у них получается. И отточенный парафраз контрабаса завершает восхитительный струнный экзерсис. Я не знаю, как итальянцам удается подобное. Наиболее простое объяснение — это у них в крови. Кто может, пусть объяснит лучше.

Хотите услышать настоящую музыку? Я вам подсказал все ключи и пароли. Дальше дело за вами

Вывод

Лично у меня Venere S почему-то ассоциируется с ходом ва-банк. С одним маааленьким пояснением: с ходом ва-банк, когда на руках все козыри и пара джокеров впридачу. Иными словами, создатели этих систем музыку знают и любят, ноу-хау за столько лет пухнут томами на полках, технологический задел, как минимум, вопросов не вызывает. С такими исходными впору ставки взвинчивать до уровня семейного капитала. Но сколько бы ни влияли акции компании на голубые фишки, самый главный куш сорвет будущий владелец. Потому что в кои-то веки у бесценного появилась цена, а значит — возможность его купить. Стоит ли? Каждый решит для себя сам. Но ведь жить-то стоит в любом случае. А вот подумать о качестве проживаемой жизни появился дополнительный и вполне весомый повод.